Налогового маневра 2222 не будет ставки страховых взносов и ндс оставят прежними

Сегодня рассмотрим тему: "налогового маневра 2222 не будет ставки страховых взносов и ндс оставят прежними" и разберем основываясь на примерах. Все вопросы вы можете задать в комментариях к статье.

Нет видео.
Видео (кликните для воспроизведения).

Налогового маневра 22/22 не будет: ставки страховых взносов и НДС оставят прежними

Вице-премьер России Татьяна Голикова сообщила журналистам, что Правительство не обсуждает проведение так называемого налогового маневра 22/22 – то есть снижение страховых взносов до 22% и увеличение НДС до 22%.

Изображение - Налогового маневра 2222 не будет ставки страховых взносов и ндс оставят прежними proxy?url=https%3A%2F%2Fbuhguru.com%2Fwp-content%2Fuploads%2F2018%2F06%2FGolikova

Дело в том, что в феврале 2018 года глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин сообщил, что Правительство рассматривает вариант налогового маневра со снижением страховых взносов с 36% до 21% и повышением НДС до 21% вместо предложенной ранее программы 22/22.

Отметим, что еще ранее – в начале 2017 года – Минфин выступил с инициативой по снижению совокупной ставки страховых взносов с 30 до 22% с одновременным повышением НДС с 18 до 22%.

Налогового маневра 22/22 не будет: ставки страховых взносов и НДС оставят прежними

Изображение - Налогового маневра 2222 не будет ставки страховых взносов и ндс оставят прежними proxy?url=https%3A%2F%2Fs0.rbk.ru%2Fv6_top_pics%2Fresized%2F1180xH%2Fmedia%2Fimg%2F0%2F42%2F754895846819420

​Налоговый маневр, который обсуждается в правительстве (снижение ставки страховых взносов и повышение ставки НДС), должен решить две основных проблемы российской экономики, рассказал журналистам заместитель министра финансов Владимир Колычев. Во-первых, маневр должен помочь переориентировать налоговую систему на то, чтобы она способствовала достижению целей экономической политики, например, более быстрому и устойчивому росту. Сейчас, по словам замминистра, она, скорее, заточена под то, чтобы обеспечивать определенные социальные обязательства государства — пенсионные, медицинские — особенно в части прямых налогов.

Такая система за последние 10 лет привела к неблагоприятной спирали, когда для обеспечения сбалансированности страховых систем приходится повышать налоговую нагрузку на формальный сектор. Добросовестные компании не выдерживают такой нагрузки, растет доля неформального сектора в экономике. Из-за этого страховые системы становятся несбалансированными, а это приводит к очередному повышению нагрузки на формальный сектор. «Если посмотреть на разницу в операционной марже компаний, которые полностью работают вбелую, и компании, которые в той или иной степени неформальные практики используют, то в среднем разница может достигать 40%», — рассказал Колычев.

Вторая цель налогового маневра — создание равных конкурентных условий, «ненасильственное» обеление экономики. Опыт обеления в других сегментах рынка показывает, что жесткие административные методы нередко приводят к существенным последствиям для экономики. «Мы бы хотели, чтобы стоимость переключения с неформальной на формальные практики была минимальной. В этом весь смысл налогового маневра, все остальное, что обсуждается — это косвенные последствия. Мы структурируем налоговый маневр так, чтобы негативных косвенных последствий было минимально, а позитивных — максимально», — пояснил чиновник.

Нет видео.
Видео (кликните для воспроизведения).

Эффекты для бюджетов

Налоговый маневр предполагает повышение до 22% только стандартной ставки НДС (сейчас 18%). То же касается и страховых взносов — все льготы по НДС и взносам сохранятся, заверили в Минфине. По расчетам ведомства, снижение ставки страховых взносов приведет к падению доходов внебюджетных фондов на сумму менее 1,4 трлн руб., а повышение НДС принесет бюджету дополнительные доходы в 1,2 трлн руб. Разрыв в 200 млрд руб. будет компенсирован экономией бюджета на страховых взносах с зарплат бюджетников. Бюджеты регионов получат наибольший положительный эффект — вырастет экономия за счет снижения страховых взносов с зарплат медицинских работников и учителей.

Ставка взносов будет не только снижена, но и унифицирована: по всем страховым взносам будет совершаться один платеж. «Дальше платеж распределяется между фондами в соответствии с тем объемом, в абсолютном выражении, какой был бы у фондов, если бы маневра не было. То есть таким образом дисбалансируется только Пенсионный фонд», — рассказал Колычев. Отрицательный эффект для федерального бюджета выразится в росте трансферта ПФР, пояснил он, но это может быть компенсировано сокращением дотаций. «У нас есть дотации бюджетам на повышение оплаты труда в рамках исполнения майских указов. Так как субъекты будут существенно экономить, часть этих дотаций актуальность свою потеряет», — пояснил замминистра.

Для федерального бюджета налоговый маневр «22/22» будет нейтральным, пояснил Колычев: бюджет не получает дополнительных доходов, сокращение страховых взносов компенсируется притоком доходов по НДС. Нагрузка на частный сектор — домохозяйства и корпоративный сектор — также не меняется, меняется только ее структура. «Если делать предположение, что это инфляционно и повлияет на доходы населения отрицательно после всех косвенных эффектов, то вы тем самым говорите о том, что это положительно повлияет на корпоративную рентабельность», — пояснил замминистра финансов. Вариант, который обсуждался ранее, «21/21», для бюджета нейтральным не был, приводил к большему выпадению доходов, пояснил он.

Налоговый маневр правительства даст больший положительный эффект на экономику, если будет сопровождаться мерами по увеличению предложения на рынке труда, считают в Минфине. Провести такую перенастройку системы необходимо, бездействие же, по мнению ведомства, может привести к росту неформального сектора, а это приведет к сокращению налоговых поступлений в бюджеты, особенно региональные: с серых зарплат не уплачиваются НДФЛ и страховые взносы. Маневр, поясняют в Минфине, нужен, чтобы не усугублять ситуацию: текущая система приводит к тому, что повышается ставка у налогов с плохой собираемостью, и собираемость ухудшается. При этом в бюджетные проектировки не закладывается эффект от обеления экономики: результат будет нейтральным, если текущие доли неформальных секторов сохранятся на текущем уровне.

Читайте так же:  Коэффициент финансовой независимости, формулы и анализ

Силуанов: налоговый маневр 22/22 справедливее прогрессивной ставки НДФЛ

Изображение - Налогового маневра 2222 не будет ставки страховых взносов и ндс оставят прежними proxy?url=https%3A%2F%2Fcdn24.img.ria.ru%2Fimages%2F148985%2F79%2F1489857916_0%3A0%3A2927%3A1660_600x0_80_0_0_8ad87644dc16f115e08e18951c3a1664

МОСКВА, 12 июл — РИА Новости. Предложенный Минфином России налоговый маневр, предполагающий снижение ставки страховых взносов и повышение — НДС, является решением, альтернативным введению прогрессивной шкалы НДФЛ, и предполагает более справедливое налогообложение при выплате заработных плат, заявил министр финансов России Антон Силуанов.

Изображение - Налогового маневра 2222 не будет ставки страховых взносов и ндс оставят прежними proxy?url=https%3A%2F%2Fcdn25.img.ria.ru%2Fimages%2F149496%2F53%2F1494965369_0%3A151%3A3076%3A1896_600x0_80_0_0_e14e75ee2bbf3c98fd9de65ce212199b

Он напомнил, что Минфин по поручению президента РФ разрабатывает налоговую реформу, согласно который предлагается снизить наиболее сложные для предприятий прямые налоги – в данном случае совокупную ставку страховых взносов с 30% до 22%. При этом налоговая нагрузка будет перенесена на косвенный налог – НДС, который должен вырасти с 18% также до 22%.

Согласно ожиданиям министерства, этот маневр простимулирует работодателей отказаться от “серых” зарплатных схем.

При этом предполагается отказ от так называемого “хвоста”, когда по базовой ставке 30% взносами облагаются зарплаты в рамках установленной предельной величины (на 2017 год она составляет около 70 тысяч рублей в месяц), а для более высоких зарплат ставки снижается.

Изображение - Налогового маневра 2222 не будет ставки страховых взносов и ндс оставят прежними proxy?url=https%3A%2F%2Fcdn21.img.ria.ru%2Fimages%2F35421%2F94%2F354219411_0%3A87%3A2911%3A1735_600x0_80_0_0_07de156d9e3f21be3bb72678edeff3ed

“Но в этой части мы считаем, что предприятия, которые имеют возможность платить большие зарплаты своим сотрудникам, могут и больше заплатить (страховых взносов – ред.)”, — добавил он.

По его словам, при подготовке маневра Минфин анализировал возможные последствия для каждой отрасли. “Хочу сказать, что практически на 98% наших отраслей это не скажется”, – заверил министр. Для большинства российских налогоплательщиков, работающих легально, общий уровень налоговой нагрузки останется на прежнем уровне, а экспортеры даже выиграют – поскольку они получают возмещение НДС, считает он.

Министр признал, что будут небольшие сектора с высоким уровнем оплаты сотрудников, в которых произойдет повышение нагрузки. Однако в министерстве уверены, что ухода таких предприятий в “тень” и перехода на “конвертные” схемы оплаты среди них не будет, поскольку, по его словам, как правило, компании, которые платят большие заработные платы, предпочитают не связываться с “теневым” сектором и работают “вбелую”.

Изображение - Налогового маневра 2222 не будет ставки страховых взносов и ндс оставят прежними proxy?url=https%3A%2F%2Fcdn23.img.ria.ru%2Fimages%2F95160%2F11%2F951601179_0%3A0%3A3000%3A1698_600x0_80_0_0_a18ad2cd34a81e88ee8d5a73571d9cc3

Министр подчеркнул, что процесс согласования идет, окончательного решения по налоговому маневру в правительстве еще не принято, и его итоговые параметры еще могут измениться. Вопрос должен быть согласован в правительстве до конца текущего года, чтобы в следующем году власти успели подготовить соответствующие изменения в законодательство, которые, как предполагается, вступят в силу в 2019 году.

Налогового маневра 22/22 не будет: ставки страховых взносов и НДС оставят прежними

Изображение - Налогового маневра 2222 не будет ставки страховых взносов и ндс оставят прежними proxy?url=https%3A%2F%2Fs0.rbk.ru%2Fv6_top_pics%2Fresized%2F1180xH%2Fmedia%2Fimg%2F6%2F19%2F754894255033196

Министр финансов Антон Силуанов в рамках своего выступления на Неделе российского бизнеса Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) впервые назвал конкретные параметры одного из основных предложений ведомства по налогам, которое предполагает снижение размера страховых взносов и увеличение ставки НДС. По его мнению, оба платежа должны составлять 22%. «Считаем возможным снизить совокупную ставку страховых взносов и перенести налоговую нагрузку на косвенные налоги. По нашим расчетам, с тем чтобы это было нейтрально для бюджета, ставки должны составлять около 22%. Ставка страховых взносов 22% компенсируется 22-процентной ставкой по налогу на добавленную стоимость», — сказал министр.

Минфин предлагает сохранить льготы по уплате НДС для отдельных отраслей — сельского хозяйства, медицины, образования, финансового сектора. «Единственное, для кого это (рост НДС. — РБК) может дать дополнительную нагрузку — это те отрасли, которые сегодня работают в серую, которые показывают меньше выручки, которые не платят налоги», — резюмировал Силуанов.

Поддержка бизнеса

Действующие страховые взносы — тяжелая нагрузка для предприятий, в России она одна из самых высоких в мире, пояснил министр финансов идею снизить ставку страховых взносов, выступая на неделе РСПП, передал корреспондент РБК. Рост ставки по страховым взносам приводит к увеличению теневого сектора в экономике, и нужно двигаться в «обратном направлении» — снизить ставку страховых взносов при одновременном повышении ставки НДС, предлагает министр.

Сейчас ставка НДС составляет 18%. Размер страховых взносов находится на уровне 30%: работодатель переводит 22% с зарплаты работника в Пенсионный фонд, 5,1% — в ФОМС и 2,9% в ФСС. В случае со взносами в ПФР и ФСС действует регрессия: если зарплата работника превышает установленные величины, с начала года ставки отчислений снижаются. Силуанов в понедельник заявил, что выступает за плоскую шкалу отчисления взносов. «Здесь можно и нужно говорить о введении единого платежа, который будет расщепляться в соответствии с кодами в государственные бюджетные фонды. Это будет одна платежка, упрощение администрирования для бизнеса, упрощение отчетности», — пояснил глава Минфина, добавив, что новый предложенный подход будет выгоден и для экспортеров.

Минфин будет обсуждать все сложные моменты предлагаемой схемы с социальным блоком правительства, обещал министр. Впрочем, против снижения ставки страховых взносов выступил глава Минтруда Максим Топилин. «Это приведет к тому, что будет все больше трансфертов в Пенсионный фонд. Мы шли другим путем, у нас в правительственных документах написано об ином, что мы уменьшаем трансферт, уходим от зависимости от федерального бюджета», — заявил он (цитата по «Интерфаксу»). Топилин отметил, что понижение ставки страховых взносов до 22% потребует ежегодно около 2 трлн руб. трансферта из федерального бюджета в бюджет ПФР.

Вопрос о том, как сбалансировать бюджет при таком снижении ставок, задал на форуме и глава РСПП Александр Шохин. В ответ глава Минфина согласился, что над балансировкой и настройкой пенсионной системы необходимо работать совместно с социальным блоком правительства. «Ту разницу, которая останется, бюджет будет покрывать за счет своих расходов в виде дотаций ПФР, для того чтобы обеспечить необходимые индексации, которые сегодня предусмотрены в рамках действующего законодательства», — заявил Силуанов. Также он пояснил, что система будет балансироваться за счет изменения порядка расчета страховых взносов — введения плоской шкалы взносов и избавления от так называемого хвоста (зарплаты больше определенного размера облагаются взносами по ставке 15,1%).

Читайте так же:  Как открыть обособленное подразделение ооо инструкция

Изображение - Налогового маневра 2222 не будет ставки страховых взносов и ндс оставят прежними proxy?url=https%3A%2F%2Fs0.rbk.ru%2Fv6_top_pics%2Fresized%2F945xH%2Fmedia%2Fimg%2F7%2F40%2F754894258503407

Впрочем, риск роста трансфертов из бюджета не единственный контраргумент соцблока правительства. Не верят там и в позитивный эффект по выходу экономики из тени. Максим Топилин отметил, что в России нагрузка на фонд заработной платы в части взносов во внебюджетные фонды ниже, чем во многих развитых странах, и высказал мнение, что снижение ставки не поможет обелению бизнеса, который не платит в фонды ничего. «Мы уже в каком-то году — в 2005-м или в 2006-м — снижали ставку с 28 до 20% в Пенсионный фонд. И тоже говорили о том, что вырастет доля легального сектора. Мы сейчас считаем — она не снизилась, а наоборот, выросла. Ведь те, кто «в тени», они вообще ничего не платят, им что 22%, что 30% — без разницы», — сказал Топилин.

Инфляционный НДС

По расчетам Минфина, увеличение НДС приведет к разовому «вкладу в инфляцию» на уровне 2%. Но опрошенные РБК эксперты не столь оптимистичны. Рост цен будет держаться на более высоком уровне около полугода, полагает заведующий лабораторией исследования проблем инфляции и экономического роста Высшей школы экономики (ВШЭ) Владимир Бессонов. При этом Центробанк ставит своей целью достижение инфляции в 4% и удержание ее на этом уровне. Однако из-за роста НДС регулятор может и не достичь желаемого, предупреждает Бессонов.

Риск всплеска инфляции не единственная опасность, сопряженная с увеличением НДС. С макроэкономической точки зрения значимого скачка инфляции может и не быть, однако рост НДС повлечет «существенное снижение уровня жизни», указывает руководитель направления «Фискальная политика» Экономической экспертной группы Александра Суслина. Подорожают продукты и лекарства, и вся эта нагрузка ляжет на обычных граждан, отмечает она.

Вопрос не риторический

Официально предложенная Минфином схема — один из вариантов, обсуждавшихся финансовыми и экономическими властями. Как ранее сообщал РБК, рассматривалось и соотношение «21/21». Кроме итогового варианта «22/22» «Ведомости» также сообщали и о вариантах «20/22», «21/22»

Первый вице-премьер Игорь Шувалов подтвердил, что обсуждаются разные варианты. «Это может быть по-разному, зависит от того, как закончится дискуссия», — пояснял Шувалов на вопрос журналиста РБК.

Минфин выбрал схему «22/22» из-за объема выпадающих доходов, считает Суслина. По ее расчетам, при применении такого маневра бюджет недополучит 150–180 млрд руб. При схеме «21/21», подсчитала Суслина, бюджет лишился бы более 500 млрд руб.

Изменением размера страховых взносов и ставки НДС налоговые новации не закончатся.

Силуанов также подчеркнул, что Минфин видит существенный потенциал для увеличения доходов бюджета в улучшении администрирования налогов. «Мы будем больше и жестче требовать уплату налогов с тех предприятий, которые еще не являются добросовестными налогоплательщиками. Ну и, соответственно, это будет залогом того, что мы не будем увеличивать налоговую нагрузку», — заявил министр

Минфин намерен и дальше развивать и внедрять системы маркировки и отслеживания товаров. По словам Силуанова, введение маркировки меховых изделий привело к обелению этого рынка в 5–7 раз, то есть настолько увеличился легальный оборот и выросла налоговая база. Сейчас Минфин ставит задачу унифицировать все системы отслеживания и увеличить число идентифицируемых товаров. В частности, рассказал Силуанов, власти обсуждают включение табака в ЕГАИС.

Предложение усилить контроль за оборотом табачных изделий прозвучало на Российском инвестиционном форуме в конце февраля. Тогда вице-премьер Дмитрий Козак рассказал, что в России продается в два раза больше сигарет, чем производится. На встрече премьер-министра Дмитрия Медведева с главами регионов прозвучало предложение повысить норму зачисления доходов от акцизов на табак в региональные бюджеты, таким образом местные власти будут заинтересованы в обелении этого рынка. По словам Козака, это предложение не окончательное и требует обсуждения. «Надо понимать, кто от этого выиграет, кто проиграет, как это повлияет на федеральный бюджет», — говорил он.

По замыслу Минфина, при введении новой схемы уровень налоговой нагрузки даже немного снизится. По словам Силуанова, в 2019 году он составит 31,6% ВВП, а уровень налоговых изъятий в нефтегазовом секторе сократится на 1 п.п. к 2025 году. «Около этой цифры и необходимо формировать наши дальнейшие планы как в области доходной части бюджета, так и в области расходов», — сказал министр. В декабре Силуанов рассказывал, что уровень налоговой нагрузки при цене нефти $40 за баррель (такая цена заложена в трехлетний бюджет) составляет 32%.

Какие еще налоговые изменения предлагает Минфин

— Распространить инвестиционную льготу по налогу на прибыль (действует в особых зонах и территориях опережающего развития) на всю страну для стимулирования инвестиционной активности. В обмен предлагается отменить действующие льготы и изъятия по налогу на прибыль.

— Полностью отменить пошлину на экспорт нефти и нефтепродуктов в период 2022–2025 годов и постепенно перенести нагрузку на внутреннее налогообложение.

— Совершенствовать налогообложение нефтяной отрасли за счет постепенного перехода от налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) к налогу на добавленный доход (НДД). Это позволит уйти от системы индивидуальных льгот

— Оптимизировать законодательство о деофшоризации, из-за того что многие принимают решение отказаться от российского резидентства, не желая декларировать свое имущество.

— Ввести льготы по НДФЛ с целью стимулирования граждан к инвестированию в свой пенсионный капитал, а также налоговые преференции компаниям, участвующим в софинансировании накопительных систем.

При участии Олега Макарова и Антона Фейнберга

Налоговый маневр 22/22: усилит обнищание населения и увеличит нагрузку на бизнес

Изображение - Налогового маневра 2222 не будет ставки страховых взносов и ндс оставят прежними proxy?url=https%3A%2F%2Fcdn.forbes.ru%2Ffiles%2Fpresets%2F190_190%2Fprofile%2Fu042eu043bu0438u044f-u0417u0430u0437u0443u043bu044f-1__vid200933e

На недавно состоявшемся «Налоговом форуме» в рамках недели российского бизнеса Правительство предложило налоговую ротацию, или маневр, предусматривающий снижение ставки страховых взносов с 30 до 22% и увеличение ставки НДС с 18 до 22%. Решение о внедрение маневра пока не принято и идет активное обсуждение реформы как на государственном уровне, так и в деловых кругах.

Читайте так же:  Мрот с 1 июля 2019 - 2020 года в россии новый размер

По словам министра финансов Антона Силуанова, намерение увеличить косвенное налогообложение на 4% повлияет на инфляцию в размере увеличения на 2% разово. Он также отметил, что данный маневр оставит в выигрыше все отрасли экономики, особенно тех, кто имеет льготы по НДС.

Но так ли все радужно на самом деле или существуют подводные камни этих налоговых ротаций? Инфляция за 2016 год составила 5,38% годовых. Предположим, что данный уровень сохраниться и в 2017 году. Таким образом, к 5,38% инфляции прибавится еще 2% (прогнозная расчетная величина), связанных с увеличением ставки НДС с 18% до 22%. Эти два процента инфляционных ожиданий напрямую увеличат стоимость потребительской корзины и рост величины прожиточного минимума.

Структура прожиточного минимума согласно данным Росстата выглядит следующим образом: 41% расходуются на продукты питания, 42% — на оплату услуг ЖКХ, 17% — на промышленные товары первой необходимости.

Если непродовольственными товарами можно пожертвовать (в крайнем случае), то продукты питания выбросить из прожиточного минимума просто невозможно.

Таким образом, прожиточный минимум останется прежним, а к действующему уровню инфляции добавится и скрытая инфляция в результате повышения ставки НДС до 22%, следовательно, величина прожиточного минимума будет иметь меньшую покупательную способность, т.е. обычный покупатель-гражданин сможет в меньшем объеме обеспечить себя всем необходимым минимумом, а именно, продуктами питания, одеждой, произвести оплату за ЖКХ.

Представляется достаточно сомнительным, что для теневого бизнеса данный механизм послужит сигналом для «обеления» бизнеса, ведь менталитет и психология таких «дельцов» всегда направлена на нечестное ведение бизнеса и уход от налогов. Кроме того, необходимо понимать, что данный маневр все таки направлен для помощи реальным секторам экономики, т.е. бизнесу, а не обычным гражданам. В результате экономить на страховых взносах будут компании, а не обычные граждане. Тогда логичнее было бы в рамках данного маневра производить снижение не общей ставки страховых взносов с 30% до 22%, а ставки НДФЛ, например с 13% до 10%, тогда экономический эффект от этого маневра прочувствовали именно граждане-налогоплательщики, а не бизнес.

Минэкономразвития спрогнозировало рост числа бедных до 13,7% в конце 2017-го. Пикового значения — 13,9% — уровень бедности достигнет в 2018 году.

Как видно, с каждым годом число бедняков в России только увеличивается, а с введением в действие маневра 22/22 их число будет увеличиваться в геометрической прогрессии.

Кроме того, увеличение ставки НДС до 22% губительно скажется на экспорте. Стоимость производимого внутреннего продукта, ориентированного на экспорт увеличиться в разы. Реальный сектор экономики, испытывая дефицит ликвидности, не сможет быстро адаптироваться под увеличение ставки НДС в 22%, т.к. бизнесу придется изыскивать дополнительные финансовые возможности для оплаты поставщикам на внутреннем рынке, либо прибегать к инструментам заимствования, изыскивая средства для дополнительный 4% ставки НДС, в результате себестоимость продукции увеличится. Учитывая жесткую конкуренцию на внешних рынках, особенно со стороны Китая, отечественные товары станут неконкурентноспособны.

Какой же все таки будет эффект от этого маневра? Ответ очевиден, бюджет получит дополнительную прибавку в 4% по НДС; бизнес — дополнительную налоговую нагрузку.

А что получим мы, обычные граждане? Стоит задуматься. Давно пора снять розовые очки.

Изображение - Налогового маневра 2222 не будет ставки страховых взносов и ндс оставят прежними proxy?url=https%3A%2F%2Fimg.gazeta.ru%2Ffiles3%2F793%2F10519793%2Fupload-RIAN_02972946.HR.ru-pic330-330x220-34031

Объединения предпринимателей не обнаружили выгоды в налоговой реформе «22/22» Минфина

Три из четырех объединений предпринимателей выступили против предложенного Минфином налогового маневра, предполагающего повышение НДС до 22% и снижение страховых взносов до 22%. По их мнению, безопасная для бюджета формула «22/22» приведет к росту налоговой нагрузки на бизнес на 2,6% и может ударить по предприятиям, ориентирующимся на внутренний рынок.

«Опора России», «Деловая Россия» и Торгово-промышленная палата (ТПП) отказались поддерживать предложенный Минфином ненефтегазовый налоговый маневр (ННГ) по формуле «22/22». У каждой организации свои аргументы.

«Существенное увеличение НДС с 18 до 22% не стимулирует ни инвестиции в экономику, ни экономический рост», — сказал «Газете.Ru» президент «Опоры России» Александр Калинин.

По его мнению, эффект окажется обратным, «поскольку добавленная стоимость увеличивает нагрузку на основные источники для инвестиций — прибыль и амортизацию».

Правительству предложены пенсионная и налоговая реформы

«В тезис об обелении заработной платы мы тоже не верим», — продолжает Александр Калинин. Он говорит, что снижение взносов с 28 до 22% с одновременным увеличением НДС не приводит к снижению фискальной нагрузки на бизнес, поскольку «менее собираемые взносы заменяются на более собираемый НДС». Предложенная Минфином формула «приведет к снижению экономического роста и заставит попрощаться с целевым показателем инфляции в 4%», сказал он.

Глава «Деловой России» Алексей Репик считает, что повышение НДС, не страшное для экспортеров, «для внутреннего рынка, где спрос чувствителен к цене, нужно оценить достаточно серьезно».

«Мы в значительной степени обеспокоены тем, что возможное повышение НДС может в ряде отраслей навредить рынку и может оказаться фактором, который сильно ударит по продажам российских компаний», — полагает Репик.

«Деловая Россия» не против снижения налогов на труд. Но с оговоркой: если маневр «22/22» подразумевает отказ от регрессии при высоких зарплатах, это точно будет являться контрпродуктивным фактором. По его словам, в высококонкурентных отраслях, зависящих от человеческого капитала, необходимо платить высокую зарплату во избежание риска потери сотрудника в пользу иностранных компаний. Прежде всего речь идет о сложных технологических специальностях в IT-индустрии.

Читайте так же:  Плата за негативное воздействие на окружающую среду

Против предложенной Минфином формулы во вторник высказался и президент Торгово-промышленной палаты Сергей Катырин.

По словам главы ТПП, которого цитирует RNS, реализация налогового маневра приведет к скачкообразному росту инфляции и увеличению налоговой нагрузки на бизнес примерно на 2,6%.

Глава РСПП Александр Шохин во вторник отказался обсуждать предложения Минфина. Но на прошлой неделе, на заседании годовой коллегии Минтруда, глава РСПП сетовал на то, что несогласованность министерств экономического и социальных блоков правительства приводит к тому, что они начинают обсуждать законопроекты в закрытом режиме.

Повышение НДС до 22% и снижение страховых взносов до 22% — основной вариант налоговой реформы, предложенной Минфином в начале марта. Такой размен ставок будет нейтральным для бюджета, и налоговая нагрузка останется в пределах нынешних 31,6% ВВП, обещал тогда министр финансов Антон Силуанов. Он считает, что рост НДС до 22% может вызвать разовое повышение инфляции на 2 процентных пункта.

Минтруда оценил потери внебюджетных фондов от снижения страховых взносов в 2 трлн рублей

Этот вариант налоговой реформы Минфин представил предпринимателям на Неделе российского бизнеса, которая проходила в середине марта. В правительство расчеты Минфина попали только в конце прошлой недели и в Белом доме еще не обсуждались, заявили несколько источников в правительстве.

Основной аргумент Минфина — такая реформа не только сохранит сбалансированность бюджета, но и поспособствует обелению «серых» зарплат.

Как ранее сообщала «Газета.Ru», предлагаемая реформа ликвидирует предельные пороговые значения при уплате страховых взносов, в результате чего налоговая нагрузка возрастет у 2% занятых в формальном секторе и получающих зарплату от 100 тыс. до 200 тыс. руб. По данным печатных СМИ, платеж ПФР в соцвзносах уменьшится с текущих 22% до 10%, а эффективные ставки ФОМС (5,1%) и ФСС (2,9%) возрастут за счет отмены порогов платежей и унификации ставок.

Ранее замминистра финансов Владимир Колычев признавал, что выпадающие доходы Пенсионного фонда могут составить до 1,4 трлн руб. в 2019 году. Возникший дефицит будет закрыт за счет дополнительных доходов после увеличения ставки НДС.

Бюджет сможет сэкономить до 200 млрд руб. на страховых взносах, уплачиваемых за счет бюджетников в регионах. Замминистра не скрывал, что выигравшими от такого налогового маневра окажутся не только бюджет, но экспортно-ориентированные отрасли, а также сельское хозяйство, образование и здравоохранение. Среди проигравших — строительство и ЖКХ.

«Маневра пока нет, он не обсуждается. Президент последний раз очень недвусмысленно сказал, что для того, чтобы перейти к обсуждению маневра, необходимо принять решение внутри правительства», — сказал «Газете.Ru» Алексей Репик. «Деловая Россия» собирается продолжить обсуждение налоговой реформы в Минэкономразвития и в Госдуме.

«Более релевантным вариантом мы считаем «20/20». Этот вариант действительно приведет к обелению», — сказал «Газете.Ru» Александр Калинин.

Источники в экономическом блоке правительства рассказали, что варианты формулы множатся — есть и вариант «20/25». Но эти варианты, в отличие от формулы «22/22», никем не обсчитывались.

В Белом доме задумались передать Росстат обратно в Минэкономразвития

Нет пока и единой точки зрения в правительстве. Если представители социального блока в марте говорили, что с предложениями Минфина не знакомы, то уже во вторник министр труда Максим Топилин впервые выступил с критикой предложения Минфина. По его словам, предлагаемое повышение НДС до 22% приведет к росту цен и бедности.

Вице-премьер Аркадий Дворкович 1 апреля сообщил, что контуры будущей налоговой системы будут зависеть от администрируемости налогов. По его словам, «ставки тех налогов, которые собираются лучше, можно будет повысить, тех, которые собираются хуже, — снизить, однако революционных изменений ставок не будет».

В Минэкономразвития также не заняли четкой позиции по налоговой реформе. Эта реформа должна быть вписана в комплексный план действий правительства на 2017–2025 годы, который необходимо сдать в Белый дом к маю 2017-го.

По словам представителя ведомства, 3 апреля состоялось первое установочное совещание рабочей группы по доработке этого плана, в рамках которого обсуждались организационные вопросы и блоки задач для рассмотрения в рамках группы в будущем. Среди задач для обсуждения были выделены четыре группы: общие параметры налоговой системы, тонкая настройка налоговой системы, система льгот, обеление экономики.

«В настоящее время министерством проводится работа по обобщению и анализу поступивших предложений», — сказали в ведомстве. В Минфине отказались от комментариев до тех пор, пока в правительство не будут внесены «согласованные предложения».

Страховые взносы и НДС: правительство отказалось от налогового маневра 22/22

Изображение - Налогового маневра 2222 не будет ставки страховых взносов и ндс оставят прежними proxy?url=https%3A%2F%2Fbuh.ru%2Fupload%2Fiblock%2F290%2F290fe4e8a7fb7633f125cf02e17662ea

Вице-премьер РФ Татьяна Голикова сообщила журналистам, что правительство не обсуждает проведение налогового маневра 22/22, предполагающего снижение страховых взносов до 22% и увеличение НДС до 22%.

Напомним, еще в феврале текущего года глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин сообщил, что правительство рассматривает вариант налогового маневра со снижением страховых взносов с 36% до 21% и повышением НДС до 21% вместо предложенной ранее программы 22/22.

До этого, еще в начале 2017 года, Минфин выступил с инициативой по снижению совокупной ставки страховых взносов с 30 до 22% с одновременным повышением НДС с 18 до 22%.

Соответственно, в настоящее время проведение налогового маневра 22/22 в правительстве не обсуждается, приводит слова Татьяны Голиковой ТАСС .

Экономист Алексей Гаскаров — о том, почему «налоговый маневр 22 на 22» Минэкономразвития бесполезен без политических реформ

Минэкономразвития предложило новую схему «налогового маневра 21 на 21». Сейчас в России ставка НДС 18%, ставка страховых взносов — 30%. Предполагается, что они станут одинаковыми: 21%

Министр финансов Антон Силуанов поддержал идею, но предложил установить обе ставки на уровне 22%.

Читайте так же:  Заявление на возврат ндфл в 2019 - 2020 году при покупке квартиры

Министр труда Максим Топилин не согласился: по его мнению, страховые взносы необходимо увеличивать, а не уменьшать. У Пенсионного фонда и так дефицит: в 2015 году его доходы от страховых взносов составили 3878,7 млрд рублей, а расходы 7670,3 млрд рублей. Недостающие 3 триллиона взяли из федерального бюджета. Почему в Пенсионном фонде возникает такая дыра?

Средняя заработная плата в 2015 году составила 34 тысячи рублей, в средняя пенсия — 12 тысяч. На одного пенсионера приходится всего 1,6 занятых в экономике. Казалось бы, при ставке взносов в Пенсионный фонд в 22% система должна быть сбалансирована (34 000 * 1,6 * 0,22 = 12 000).

Неужели в правительстве кто-то верит, что причина экономического кризиса — в размере налоговых ставок?

Но 70% работающих граждан получают заработную плату меньше средней. Медианная, то есть наиболее часто встречающаяся заработная плата составила в 2015 году всего 23 тысячи рублей. При этом в сегменте высоких зарплат ставка страховых взносов носит регрессивный характер: на зарплаты выше 66 тысяч рублей она составляет всего 10%.

В результате размер пенсии от заработной платы — всего 35%. В странах с развитой экономикой она в два раза больше: в Австрии — 80%, в Италии — 68%, в Польше — 61%.

Что произойдет с бюджетом, если правительство реализует маневр «22 на 22»

В 2015 году совокупные сборы от страховых взносов составили, по данным Минфина, 5949 млрд рублей. Если ставка уменьшится до 22%, а собираемость останется на прежнем уровне, в 2017 году сумма сборов составит 4362 млрд рублей.

При существующей ставке в 18 % сборы НДС составляют 4234 млрд рублей, при новой (при прочих равных) — 5174 млрд рублей.

Таким образом, на страховых взносах бюджет потеряет 1,5 трлн рублей, а на НДС заработает 940 миллиардов. Увеличение НДС не компенсирует дефицит социальных фондов.

Можно было бы предположить, что уменьшение ставки социальных взносов увеличит желание их платить. И действительно, при ставке налога на прибыль организаций в 20% и страховых взносов на зарплату в 30%, как сейчас, существует мотивация признать повышенную прибыль, а затем уже платить наемным работникам зарплату в конвертах.

Но точно так же и увеличение НДС может активизировать схемы по уклонению от его уплаты. И нельзя забывать про негативное влияние повышения НДС на уровень инфляции, которая может сильно уменьшить покупательную способность пенсий при формальном выполнении государством своих обязательств.

Возможно, бюджету поможет увеличение НДФЛ?

При текущей ставке в 13% налоговая служба собирает в год 2 808 млрд рублей. Минфин, Минэкономразвития и Центр стратегических разработок Алексея Кудрина неоднократно предлагали новую ставку в 15%, которая по аналогии с предыдущими расчетами принесла бы в бюджет уже 240 млрд рублей. Но даже в этом случае оставался бы дефицит: 1500 – 940 – 432 = 128 млрд рублей.

Цель реформы — поддержать бизнес за счет населения. Но неужели в правительстве кто-то реально верит, что причина экономического кризиса — в размере налоговых ставок? Где они нашли предпринимателей, которые отказались вести в России бизнес из-за высоких налогов?

На самом деле в России — одна из самых низких налоговых нагрузок в мире. У нас размер консолидированного бюджета, то есть включающего в себя все расходы государства, — 27 трлн рублей. Из них 5 трлн рублей приходится на налог на добычу полезных ископаемых и экспортные пошлины на вывоз сырья, которые по сути являются природной рентой, а не налогами. Таким образом, доля налогов и страховых взносов в ВВП (85 трлн) составляет всего 26% (22/85). Для сравнения: в Дании – 48,6%, во Франции – 45%, в Бельгии – 44,6%. В среднем по ОЭСР – 34,1%. При этом в России даже нет пособий по безработице, сравнимых с прожиточным минимумом, в отличие от перечисленных европейских стран.

Будем надеяться, министры и сами понимают: без политических реформ ни одно их предложение не будет работать

Но налоговая нагрузка — не главное препятствие для развития бизнеса в России. Вот топ проблем, если судить по исследованию экспертов Давоса.

1. Нехватка квалифицированных кадров. Квалифицированные предпочитают уехать за границу, где выше зарплаты и больше свобод.

2. Бюрократия и проблемы госрегулирования. Отсутствие политической конкуренции наполняет властную вертикаль лояльными, а не профессиональным кадрами.

3. Макроэкономическая нестабильность. При монополизации экономики невозможно создавать качественные товары для обмена с внешним миром. Если то, что ты делаешь, никому не нужно, курс твоей валюты падает.

4. Недоступность финансирования. Банки не дают деньги реальному бизнесу, потому что не верят в конкурентоспособность российской экономики, и завышают ставки по кредитам, закладывая в них возможные риски.

Очевидно, что «налоговый маневр 22 на 22» не решит этих проблем и драйверы экономического роста необходимо искать в совершенно других сферах. Необходимо возвращать политическую конкуренцию, бороться с коррупцией, реформировать институты. И будем надеяться, такие откровенно непросчитанные идеи появляются у правительства именно потому, что министры и сами понимают: без политических реформ ни одно их предложение все равно не будет работать.

Изображение - Налогового маневра 2222 не будет ставки страховых взносов и ндс оставят прежними 23423424
Автор статьи: Филипп Соловьев

Здравствуйте! Я Филипп, уже более 12 лет занимаюсь юриспруденцией. Я считаю, что являюсь профессионалом в своей области и хочу подсказать всем посетителям сайта как решать разнообразные задачи. Все материалы для сайта собраны и тщательно переработаны с целью донести как можно доступнее всю нужную информацию. Однако чтобы применить все, описанное на сайте – всегда необходима консультация со специалистами.

Обо мнеОбратная связь
Оцените статью:
Оценка 4.3 проголосовавших: 14

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here