Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес

Сегодня рассмотрим тему: "правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес" и разберем основываясь на примерах. Все вопросы вы можете задать в комментариях к статье.

28 октября 2016 года с подачи Президента РФ Владимира Путина в Государственную Думу поступил законопроект № 15810-7, который намерен положить конец многочисленным незаконным уголовным преследованиям индивидуальных предпринимателей. Соответствующие поправки будут внесены в ст. 299 УК РФ и ст. 151 УПК РФ.

Нет видео.
Видео (кликните для воспроизведения).

Первая часть статьи 299 УК РФ посвящена такому деянию, как привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности. Президент намерен усилить по ней наказание: сажать не на пять, а до семи лет.

Вторая часть данной нормы говорит о сопутствующем обвинении лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Инициатор поправок намерен добавить, что деяние может привести к большому ущербу (от 1,5 млн руб.) или иным тяжкие последствиям. Вдобавок, нижняя планка срока лишения свободы повышена с трех до пяти лет.

К данной статье добавлена третья часть с новым составом – незаконное возбуждение уголовного дела с целью помешать ИП вести свой бизнес или с корыстным либо схожим мотивом. Что в итоге привело к закрытию бизнеса либо крупному ущербу. В последнем случае потери ИП должны составлять ль 1,5 млн рублей. Накажут правоохранителя за такие проделки тюрьмой сроком от 5 до 10 лет.

Появления этого законопроекта малый бизнес ждет давно. Дело в том, что на практике распространены случаи, когда уголовное дело возбуждают не в отношении конкретного коммерсанта, а по факту совершения преступления. В итоге такие дела расследуют несколько месяцев, а затем прекращают. Зачастую это приводит к частичному или полному развалу бизнеса.

Президент России призвал перестать “кошмарить” малый бизнес

ГАГАРИН (Смоленская область), 31 июл – РИА Новости. Президент РФ Дмитрий Медведев на проведенном им в четверг в Смоленской области совещании в очередной раз призвал чиновников прекратить ставить препоны развивающемуся малому и среднему бизнесу.

Первый “подход” к проблеме Медведев совершил еще будучи избранным президентом, когда по поручению Владимира Путина 27 марта провел свой первый Госсовет в Тобольске. Тогда Медведев выслушал жалобы предпринимательских союзов, губернаторов и подготовленные Минэкономразвития предложения по облегчению административного бремени на бизнес и дал соответствующие поручения. Спустя четыре месяца пришло время “собирать камни”.

Сигнал дан

Вступительная речь президента была очень эмоциональной.

“Первый шаг мы сделали, но и только, больше ничего, проблемы остаются все те же, я имею в виду проблемы, с которыми сталкиваются наши предприниматели. Замучали проверки и всякого рода наезды по коммерческим наводкам”, – констатировал Медведев.

Надо, чтобы органы власти, правоохранительные органы “перестали “кошмарить” бизнес”, продолжил президент.

Он отметил, что в России очень важно, чтобы был послан сигнал.

Нет видео.
Видео (кликните для воспроизведения).

“Так вот, считайте, что сигнал дан”, – сказал Медведев.

Сигнал принят

В ответ на это глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина сообщила, что законопроект, запрещающий милиции проводить “внепроцессуальные” проверки, уже готов и даже согласован с МВД.

Министр внутренних дел Рашид Нургалиев, в свою очередь, доложил, что вводит персональную ответственность за произвол в отношении предпринимателей.

“Мы готовим соответствующие директивы, это все будет доведено до руководителей на местах. Все, кто курирует этот экономический блок, будут нести персональную ответственность – от руководителей ОВД до районных руководителей”, – сказал Нургалиев.

“Если есть какие-то нарушения, мы на них реагируем”, – добавил министр.

Среди других достижений на ниве поддержки малого бизнеса Набиуллина отметила завершающуюся подготовку по переходу с разрешительного на уведомительный порядок при создании бизнеса – осталось согласовать и утвердить форму уведомления. На упрощенный порядок перейдут 13 видов деятельности, в том числе общепит, торговля, перевозки, производство одежды и обуви, а также издательский и полиграфический бизнес.

Глава Минэкономразвития сообщила, что подготовлен и ряд мер по защите малого бизнеса от рейдерских захватов. Набиуллина предложила также создать во всех регионах центры правовой помощи для малого бизнеса.

Руководитель ФАС России Игорь Артемьев, в свою очередь, предложил создать во всех субъектах РФ общественно-консультативные советы с участием предпринимательских союзов, посредством которых власти смогут теснее контактировать с бизнесом.

Артемьев сообщил также, что до 90% всех возбуждаемых антимонопольной службой дел направлены на защиту малого бизнеса от чиновничьего произвола. Глава ФАС предложил усилить права его ведомства в части отмены нормативно-правовых актов властей разного уровня, если такой документ нарушает конкуренцию. “Тогда мы могли бы в еще большей степени активно защищать права предпринимателей, через суд добиваясь отмены (актов)”, – заверил он президента РФ.

Сигнал роста

В отличие от предыдущих дней, когда заявления премьера Владимира Путина в отношении ценовой политики крупной горно-металлургической компании “Мечел” две торговые сессии обрушивали и без того снижавшиеся индексы РТС и ММВБ, в четверг на фоне выступлений Медведева и членов правительства российский рынок акций показал хоть и небольшой, но уверенный рост.

На момент завершения совещания, около 16.30 мск, российские фондовые индексы показывали рост примерно на 2% к закрытию среды.

Проверки — сократить, предпринимателей — освободить. Так звучит новое распоряжение президента, адресованное следователям

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fcdn.bfm.ru%2Fnews%2Fmaindocumentphoto%2F2017%2F08%2F03%2Fvp

Президент России Владимир Путин на совещании по вопросам реализации крупных инвестиционных проектов в Дальневосточном федеральном округе. Фото: пресс-служба президента РФ

Владимир Путин потребовал на треть сократить объем внеплановых проверок бизнеса и предложил запретить следователям изымать жесткие диски и серверы при проведении следственных действий на предприятиях. Об этом президент заявил на совещании на Дальнем Востоке. Также глава государства предложил освобождать из-под стражи российских бизнесменов в случае, если против них не ведется активных следственных действий.

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fm1-n.bfm.ru%2Ffaces%2F80x80%2Fputin

Владимир Путин президент Российской Федерации «Следствие ведется очень долго. Представители правоохранительных органов время от времени, спустя какое-то время, предусмотренное законом, обращаются в суд за продлением содержания под стражей. Вот этот вопрос должен быть отрегулирован. И часто при обращении в суд за продлением представители следствия не предъявляют убедительных доказательств того, что следствие вообще ведется, что предпринимаются следственные действия. Считаю абсолютно обоснованным, если при отсутствии активных действий по ведению следствия граждане, находящиеся под арестом, — имею в виду предпринимателей — будут от этих арестов, от заключения под стражу освобождены».
Читайте так же:  Как сделать продление эцп

Слова Путина Business FM прокомментировал бизнес-омбудсмен Борис Титов:

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fm1-n.bfm.ru%2Ffaces%2F80x80%2Ftitov_2

Борис Титов уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей «Конечно же, это движение в очень правильную сторону, но, собственно, все это движение было намечено заранее, но, к сожалению, наталкивается на очень большие сложности. И было принято решение, допустим, не арестовывать предпринимателей, но это продолжающаяся практика, даже не хватило пленума Верховного суда, который четко определил, что нельзя арестовывать предпринимателей на стадии следствия и суда. Тем не менее практика продолжается. Поэтому это заявление Путина может стать еще одним очень важным фактором, чтобы, наконец, эту проблему решить. Должен сказать, что частично она решается. Почти на 25% меньше сейчас стало арестовываться предпринимателей, стало больше предпринимателей, которые находятся под домашним арестом. Но все-таки еще нужны меры».

Совещание с участием Путина прошло в Амурской области, где президент 3 авугста дал старт строительству газоперерабатывающего завода. Его построят на маршруте трубопровода «Сила Сибири», по которому газ пойдет в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Правоохранителям “кошмарить” бизнес становится сложнее

Президент расширяет список преступлений, за которые не будут сажать, если выплачена компенсация

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=http%3A%2F%2Fwww.ng.ru%2Fupload%2Fiblock%2F725%2F255-3-3

Президентские законопроекты обычно принимаются в Госдуме подавляющим большинством голосов. Фото со страницы Госдумы в «ВКонтакте»

Президент Владимир Путин внес в Госдуму законопроект о прекращении уголовных дел по преступлениям небольшой тяжести в случае компенсации обвиняемыми ущерба. Эксперты отметили, что поправки в Уголовный (УК) и Уголовно-процессуальный (УПК) кодексы дают предпринимателям дополнительные гарантии от необоснованных преследований. В частности, правоохранители не смогут пользоваться статьей 159 УК о мошенничестве для посадок бизнесменов. Однако пока гуманизация не затронула все уголовное законодательство, там всегда найдется лазейка для обхода этого и других запретов.

По мнению экспертов, президентский законопроект в основном касается бизнесменов. Недаром пояснительная записка начинается со слов о такой первоочередной задаче государства, как «формирование благоприятного делового климата в стране, сокращение рисков для предпринимателей».

«Несомненный плюс этого законопроекта в том, что по некоторым преступлениям небольшой тяжести, связанным с предпринимательством, повышаются гарантии не быть судимыми и добиться прекращения уголовного дела, как правило, при возмещении ущерба», – сказал «НГ» советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) Нвер Гаспарян. Речь идет о небольших преступлениях, связанных с мошенничеством, плагиатом, присвоением, растратой, злоупотреблением доверием. Кроме того, от уголовной ответственности освободят виновных в невыплате зарплат, пенсий и стипендий в том случае, если преступление ими совершено впервые и задолженность погашена.

Законопроект предусматривает и изменения в УПК. Например, подозреваемых в злоупотреблении полномочиями в сфере предпринимательства больше не смогут заключать под стражу. Кроме того, правоохранителям запрещены излишне жесткие меры, которые могут привести к «приостановлению законной деятельности предпринимателей» – скажем, сокращены основания для изъятия электронных носителей.

Также президент предложил расширить перечень преступлений частно-публичного обвинения, когда дело возбуждается лишь по жалобе потерпевшего. К таким преступлениям, затрагивающим интересы лишь потерпевших без ущерба третьим лицам и государству, будут отнесены дела об уклонении от погашения кредиторской задолженности или предоставления сведений о ценных бумагах.

По словам юриста Сергея Савченко, положение бизнеса в России неоднократно становилось объектом критики на международных площадках. Поэтому эксперт допускает, что законопроект – это своего рода имиджевый шаг. Он согласен, что реализация инициативы скорее всего сократит количество посадок среди предпринимателей и разгрузит российские тюрьмы. «Мы понимаем, что многие такие дела возбуждаются по формальным основаниям, что, во-первых, несправедливо, а во-вторых, на таких незаконных узников все равно тратятся деньги налогоплательщиков», – пояснил Савченко. Он напомнил, что подобные дела обычно оспариваются и в Европейском суде по правам человека с назначением огромных сумм компенсации бывшим заключенным. Также он отметил и тот факт, что теперь силовики больше не смогут поголовно инкриминировать бизнесменам пресловутую статью 159 УК о мошенничестве, которая использовалась как основной механизм для давления и посадок.

Адвокат Максим Никонов подчеркнул, что у него двойственное отношение к предлагаемым изменениям. «С одной стороны, это хорошо, что предлагается расширить перечень возможностей для освобождения от уголовной ответственности и тем самым уменьшить уголовно-правовое давление на бизнес», – сказал он. Ведь нередко гражданско-правовые споры искусственно криминализируются, потерпевший «назначается» таковым уже под готовое уголовное дело, а затянувшееся расследование приводит к остановке работы предприятия. Но при этом Никонов убежден, что попытки сделать отдельный «процессуальный оазис» для предпринимателей принципиально ситуации в уголовном процессе не изменят.

«Избирательный, а не системный подход ослабляет потенциал и самих «предпринимательских» поправок. Стандарты правоприменения, наработки и привычки следователей и судей формируются на повседневной рутине – общеуголовных делах об убийствах, о бытовых кражах и грабежах, хранении и сбыте наркотиков и т.п. Не может быть так, что следователь, который отклоняет все ходатайства адвокатов по общеуголовным делам, вдруг начнет их удовлетворять по «предпринимательским» делам. Не может быть так, что по общеуголовным делам судья просто переписывает в приговор обвинительное заключение, а по «предпринимательским» делам тот же судья будет выписывать детальный анализ доказательств», – заявил «НГ» адвокат.

Юрист Дмитрий Константинов считает, что на практике законопроект вряд ли будет работать, потому что проблема не в законах, а в правоприменении: «В силовых структурах действует палочная система. И как только смягчается та или иная норма УК, правоохранительные органы ищут обходные пути – допустим, начинают привлекать за те же деяния к ответственности уже по другим статьям, а таких у нас сегодня в избытке».

Читайте так же:  Формат представления формы «сведения о страховом стаже застрахованных лиц (сзв-стаж)»

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Жаловаться бесполезно: Ольга Романова — о том, как и почему правоохранительные органы уничтожают малый бизнес

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fincrussia.ru%2Fwp-content%2Fthemes%2Finc%2Fimg%2Fshare%2Ftwitter

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fincrussia.ru%2Fwp-content%2Fthemes%2Finc%2Fimg%2Fshare%2Ffacebook

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fincrussia.ru%2Fwp-content%2Fthemes%2Finc%2Fimg%2Fshare%2Fvk

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fincrussia.ru%2Fwp-content%2Fthemes%2Finc%2Fimg%2Fshare%2Fok

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fincrussia.ru%2Fwp-content%2Fthemes%2Finc%2Fimg%2Fshare%2Fflip

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fincrussia.ru%2Fwp-content%2Fthemes%2Finc%2Fimg%2Fshare%2Fgplus

  • Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fcdn.incrussia.ru%2Fwp-content%2Fuploads%2F2018%2F01%2FOlga_Romanova-150x150Ольга Романова глава организации «Русь сидящая»

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fcdn.incrussia.ru%2Fwp-content%2Fuploads%2F2018%2F01%2F600-30

В 2016 году было заведено более 240 тыс. уголовных дел против предпринимателей — больше, чем в предшествующие годы. В 2017 году количество «выявленных экономических преступлений» сократилось — но всего на 3,3%. Эксперты отмечают, что уголовное преследование нередко служит способом давления на предпринимателей, устранения конкурентов и «создания переговорной позиции». Проще говоря, бизнес продолжают «кошмарить» и недавние громкие истории о давлении на рестораторов Сергея Миронова («Мясо и Рыба») и Анастасию Татулову («АндерСон») — тому подтверждение. Глава «Руси сидящей» Ольга Романова рассказывает, как устроено «новое раскулачивание».

Мой друг Гриша — матерый малый предприниматель. Еще десять лет назад был средним, владел несколькими крупными автоцентрами, автомобилями торговал; в 2008, в первую волну кризиса, все потерял, но не приуныл. Стал заниматься продажей и обслуживанием яхт и катеров — бизнес поменьше, но кризис как раз вроде закончился, а борьба с коррупцией еще не началась, так что выживал. Год назад назад закрыл лавочку, с долгами пока не расплатился. Сейчас у него домашний текстиль, классический малый бизнес. Дела идут так себе — говорит, что не может войти в торговые сети. Правила-то он хорошо знает, просто денег нет. Гриша пришел к приятелю, у которого небольшая торговая сеть: возьми, сказал, мой текстиль. Приятель вызвал менеджера, распорядился — взять у Гриши текстиль и брать впредь. Но Гриша так и не смог положить свой товар на полку — менеджер побоялась стрясти с Гриши денег за место на полке, как она делает со всеми, но и товар без денег так и не взяла.

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fceditor.setka.io%2Fclients%2FhZuv3ETo7FHtWkW7c--tXJPt_h-tF8rn%2Fcss%2Fassets%2F9493%2Fimg%2F_book_DuBwcA

Малый бизнес совсем беззащитен перед любыми силовиками, у него нет возможности содержать службу безопасности и GR. Поэтому любая проблема сначала решается взятками, а когда кончаются деньги — куда кривая вывезет. Поборы входят в себестоимость продукта, что приводит к работе по серым и черным схемам.

Нужен кэш. Неучтенный кэш.

Где его взять? В малом бизнесе для обналички сейчас принято использовать ИП, там налог — всего 6%. Если на своем жизненном пути вы встречаете ИП с большими оборотами, не факт, что кому-то везет и дела идут. Возможно, это просто крупный центр обналичивания — со всеми вытекающими последствиями. А может и нет. Но если силовикам нужно поживиться или накосить «палок» по раскрываемости — малый бизнес всегда под рукой, а там всегда что-то не по закону. Потому что по закону невозможно — ну никак.

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fcdn.incrussia.ru%2Fwp-content%2Fuploads%2F2018%2F01%2Fvrez1-28

Малый и средний бизнес можно в любой момент обобрать и посадить — за что угодно. В Уголовном Кодексе есть даже специальная статья, очень популярная, — ст. 238 «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». Между прочим, до двух лет по первой части, если не было смерти по неосторожности. Если кто-то отравился и попал в больницу, достаточно заявить, что он выпил чашку кофе в твоем кафе, — и добро пожаловать в волшебный мир следствия и прокуратуры. Никто не будет проверять личный холодильник потерпевшего, где в кастрюле с борщом взошли свежие побеги сахарной свеклы.

Или, например, предприниматель Илья Юдин, член «Единой России» и весьма благонадежный и ответственный гражданин, основал в Зеленограде компанию по разработке и поставке высокотехнологичного энергосберегающего оборудования на российский рынок. Подал заявку в Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (госденьги), выиграл конкурс. За грант (он не успел его потратить на свои приборы, более того — не успел получить) его и взяли. Следствие решило, что предприниматель имел намерение похитить всю не полученную сумму гранта. Грантодатель был удивлен, ибо претензий не предъявлял, что не помешало суду впаять предпринимателю три года общего режима, он сидит сейчас. Прокурор пояснил журналистам: «Позиция Фонда, который не считал себя потерпевшим, не имела значения для обвинения, поскольку суть квалифицированного мошенничества как раз и сводится к тому, чтобы обмануть потерпевшую сторону».

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fceditor.setka.io%2Fclients%2FhZuv3ETo7FHtWkW7c--tXJPt_h-tF8rn%2Fcss%2Fassets%2F9493%2Fimg%2Fk_2_zhsxyA

История одного стартапа

В один прекрасный день явился в офис к предпринимателю Илье господин (по его, господина, словам, бывший сотрудник УЭБ и ПК).

Сказал, что представляет интересы некой группы товарищей, желающих проинвестировать в компанию Ильи. Естественно, как руководитель бизнеса, Илья стал задавать конкретные вопросы: что? как? сколько? — чем и спугнул представителя.

В скором времени Илья решил провести аудит рабочих мест технического директора и главного бухгалтера. Аудиторская компания нашла много интересного, и Илья отстранил главбуха и технического директора. На следующий день получил маски-шоу — без возбуждения уголовного дела, в рамках ОРМ были изъяты без описи вся документация и все компьютеры.

Два месяца Илья пытался получить документы и технику обратно, ведь работы по гранту никто не отменял. А потом узнал, что в отношении него возбуждено уголовное дело по невыплате зарплаты сотрудникам (которых он отстранил после аудита). Но знакомить Илью с постановлением о возбуждении никто не спешил, потому что дело быстро переквалифицировали на мошенничество, ст. 159 УК. А туда все что хочешь можно запихнуть, это резиновая статья.

Таких историй — несколько десятков тысяч в год. Следователь, который вел дело Юдина, до этого обвинил малого предпринимателя Руслана Телкова в том, что он, Телков, нарушил авторское право леопарда, торгуя мебельной тканью в леопардовые пятнышки по запатентованному собственному эскизу. Парень год просидел в СИЗО, потом три года дело закрывал. Он вырвался, уехал сразу с женой и детьми в США. Но так и не смог вернуть несколько километров ткани, которую следователь конфисковал как вещдок.

По данным исследования «Избыточная криминализация экономической деятельности в России: как это происходит и что с этим делать», чаще всего необоснованно криминализируются:

Читайте так же:  Верховный суд ип на усн не вправе учитывать расходы при расчете взносов

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fceditor.setka.io%2Fclients%2FhZuv3ETo7FHtWkW7c--tXJPt_h-tF8rn%2Fcss%2Fassets%2F9493%2Fimg%2F_dot-_J8Y-kw

нарушения правил ведения налогового и бухгалтерского учета («например, оплата незначительного административного штрафа, наложенного на должностное лицо, со счета предприятия трактуется как растрата»);

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fceditor.setka.io%2Fclients%2FhZuv3ETo7FHtWkW7c--tXJPt_h-tF8rn%2Fcss%2Fassets%2F9493%2Fimg%2F_dot-_J8Y-kw

нарушения правил работы с материальными ценностями и денежными средствами («ненадлежащий учет материальных ценностей трактуется как их присвоение, несмотря на то что физически они не перемещались от организации к работнику»);

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fceditor.setka.io%2Fclients%2FhZuv3ETo7FHtWkW7c--tXJPt_h-tF8rn%2Fcss%2Fassets%2F9493%2Fimg%2F_dot-_J8Y-kw

нарушение договорных обязательств («однократное неисполнение договора трактуется как мошенничество, даже если подсудимый утверждает, что возможность исполнения была утрачена в связи с объективными обстоятельствами»).

Причины избыточной криминализации:

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fceditor.setka.io%2Fclients%2FhZuv3ETo7FHtWkW7c--tXJPt_h-tF8rn%2Fcss%2Fassets%2F9493%2Fimg%2F_dot-_J8Y-kw

для преступлений имущественного характера необходимо, чтобы ущерб превысил определенную сумму, однако для квалифицированных составов (с отягчающими обстоятельствами) тех же самых преступлений нижний порог не установлен;

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fceditor.setka.io%2Fclients%2FhZuv3ETo7FHtWkW7c--tXJPt_h-tF8rn%2Fcss%2Fassets%2F9493%2Fimg%2F_dot-_J8Y-kw

органы расследования имеют возможность не доказывать наличие у подозреваемых умысла на причинение вреда;

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fceditor.setka.io%2Fclients%2FhZuv3ETo7FHtWkW7c--tXJPt_h-tF8rn%2Fcss%2Fassets%2F9493%2Fimg%2F_dot-_J8Y-kw

органы расследования имеют возможность не принимать во внимание позицию потерпевшего;

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fceditor.setka.io%2Fclients%2FhZuv3ETo7FHtWkW7c--tXJPt_h-tF8rn%2Fcss%2Fassets%2F9493%2Fimg%2F_dot-_J8Y-kw

многие ненасильственные преступления относятся к категории тяжких — а значит, «интересны» органам расследования с точки зрения отчетности по раскрываемости.

У меня есть своя теория, кому и зачем все это нужно. То есть понятно, зачем это нужно следствию, прокуратуре и суду, — у всех свой план по палкам и посадкам. К тому же, выполняя план, всегда можно оставить предпринимателю дырочку и намекнуть, как договориться. Многие договариваются, но даже те, кто считает, что удачно «решили вопрос», в итоге оказываются за решеткой, когда кончаются деньги.

Но зачем это нужно государству, ведь оно способно окоротить шакалов в погонах и мантиях? А затем, что такова уголовная политика. Предпринимательство истребляется как класс, и началось это не вчера.

Сначала раскулачили олигархов: Потанина заставили дважды заплатить за «Норникель», что и почему случилось с Ходорковским, рассказывать не надо. Все это продолжается. Посмотрите хоть на Вексельберга: в тюрьме сидели близкие ему люди, менеджеры с хорошей репутацией (Вайнзихер и Ольховик, сейчас они под домашним арестом). Или вот возьмем для примера АФК «Система» с «Башнефтью». Кто был победителем в любой из этих ситуаций? Государственный бизнес, вернее, бизнес под крышей государства. Обобщенная «Роснефть».

Но кто сказал, что раскулачивание касается только мастодонтов? Это всех касается. Только игроки масштабированы иначе. Вот только что здесь была шашлычная «У Гиви», а теперь сияет фешенебельный магазин и все знают, что его владельцы в недавнем прошлом работали в ФСБ. Вчера вот в этом поезде был отличный буфет с кьянти и настоящими макаронами, а теперь здесь изжога, пиво и чипсы, потому что у начальника железной дороги подрос сынок и для начала торгует чипсами. А вот здесь было недорого и вкусно, а теперь дорого и невкусно, но другого-то нет и не будет, потому что за этим следит лично префект, государев человек, — ему не надо, чтобы недорого и вкусно, а надо, чтобы были свои. Здесь была удобная частная автостоянка, а теперь в округе нет вообще ни одной, а здесь была палатка с хачапури, а теперь пустырь, — зато Москва-то как хорошеет, а вы все злые.

Кто будет жаловаться? А главное — куда?

В Госдуму внесены поправки к Административному кодексу, в соответствии с которыми чиновников, злоупотребляющих правом проведения проверок, предложено штрафовать.

Госдума рассматривает внесенные правительством поправки к Кодексу об административных нарушениях, в соответствии с которыми чиновников, которые нарушают правила проведения проверок бизнеса, предложено штрафовать на сумму до 20 тыс. руб.

Согласно данным автоматизированной системы обеспечения законодательной деятельности нижней палаты, поправки в настоящее время находятся на рассмотрении.

Речь идет о поправках к Кодексу об административных правонарушениях, внесенных в профильный комитет Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству. Законопроект зарегистрирован и направлен председателю Госдумы в понедельник.

По данным «Ведомостей», «предельная ответственность чиновника за неоднократное нарушение правил проверки установлена в размере 20 тыс. руб.»

Под нарушениями разработчики поправок подразумевают «неверные основания для проверки, несоблюдение сроков уведомления о ней, а также проведение проверки без приказа руководителя или его заместителей и отсутствие необходимых документов». Разовый штраф может составить от 3 тыс. до 5 тыс. руб.

Весной был приняты изменения в ст. 1 и 27 закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля». За разрешением на проведение внеплановых выездных проверок малого и среднего бизнеса надзорные ведомства обращаются в органы прокуратуры. При отсутствии оснований для проверок прокуратура может отказать в разрешении.

Ранее президент России Дмитрий Медведев потребовал от Генпрокуратуры «брать на карандаш» тех чиновников, которые регулярно обращается за разрешением на проведение «ненужных, а иногда, может, коррупционных проверок».

  • Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fversia.ru%2Fimages%2Fm%2Fo%2Fmoratorij-ne-meshaet-koshmarit-malyj-biznes-1-1
  • Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fversia.ru%2Fimages%2Fm%2Fo%2Fmoratorij-ne-meshaet-koshmarit-malyj-biznes-2

1 января начали действовать «надзорные каникулы», предложенные Владимиром Путиным Федеральному собранию в качестве помощи малому бизнесу, замордованному в России избыточным, удушающим контролем с бесконечными проверками. Предприятия с выручкой меньше 800 млн рублей в год и штатом до 100 человек освободили от большинства плановых проверок на три года. Однако уже очевидно, что мораторий не только не решит проблем предпринимателей, но ещё больше осложнит их жизнь.

Эксперты отмечают: вся проблема в том, что государственная махина набрала обороты и уже не может притормозить. Фактически изменение произошло лишь одно: плановые проверки стали внеплановыми, то есть ещё менее управляемыми государством. По выражению президента «Опоры России» Александра Калинина, с этого года они растут «в арифметической прогрессии».

Разгон этой напасти происходил весь прошлый год, о чём свидетельствуют данные Генпрокуратуры и Минэкономразвития. Цифры этих ведомств немного разнятся, но направление движения, его суть характеризуют одинаково, и это – курс на дальнейшее удушение. По данным Генпрокуратуры, 66% проверок бизнеса в 2015 году носили внеплановый характер. По данным Минэкономразвития, их доля в тотальном контроле – 59%. Ведомство представило статистику. В 2013 году на внеплановые приходилось 49% от всех проверок, в 2014 году их доля подскочила до 56%, а в 2015-м достигла 59%. За год на 824 тыс. плановых проверок пришлось 1 млн 180 тыс. внеплановых. И это без учёта проверок на муниципальном уровне, данных по которым у Минэкономразвития пока нет.

Читайте так же:  Мрот повысят на 300 рублей

Само отсутствие таких данных – очевидный повод для проверки, хоть плановой, хоть неплановой, ведь странно в эпоху компьютеров и Интернета месяцами формировать базы данных. И эту, похоже, никем не контролируемую медлительность можно объяснить целым спектром причин вплоть до манипуляций. Но какой интерес может быть в контроле работы государственных органов? Никакого. В отличие от проверок бизнеса. «Там, где мы их (проверки. – Ред.) сокращаем по планам, они тут же вырастают вне плана», – объяснил ситуацию замминистра экономического развития Олег Фомичёв. Он сообщил, что Минэкономразвития включило в антикризисный план пункт о снижении числа внеплановых проверок малого и среднего бизнеса в 2017 году на 30%. 1 марта правительство утвердило план, но без этого пункта. Куда он подевался, никто не знает.

Вред таких проверок для бизнеса очевиден: нервотрёпка, сбой текущей деятельности вплоть до полной остановки работы, репутационные и, конечно, денежные издержки. Интересный факт от Генпрокуратуры: примерно 8–10% фирм за год проверили 5 и более раз. Вред огромный, а пользы мало. Впрочем, для кого как, выгодоприобретатели есть: 6–8% от всех проверок инициируются в целях конкурентной борьбы и даже отъёма бизнеса.

Кем инициируется? Генпрокуратура знает и это: одним из нарушений она называет необоснованные проверки по анонимным обращениям. То есть проверяльщики за государственный счёт выполняют попутную задачу уничтожения или отъёма бизнеса в чьих-то корыстных интересах. Тупо выполняют роль инструмента и сами этого не осознают?

Казалось бы, анонимка должна рассматриваться как повод к принятию мер в самую последнюю очередь. Однако выясняется: исключение анонимных обращений в качестве основания для проведения внеплановых проверок потребует внесения изменений в законодательство. К радости бизнесменов, они уже готовятся. В правительстве тоже кипит работа над решением проблемы обязательной идентификации личности заявителя о нарушении для проверки этого нарушения. Может быть, в итоге анонимщики наконец будут обузданы. А может, и нет.

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fversia.ru%2F240%2Fimages%2Fm%2Fo%2Fmoratorij-ne-meshaet-koshmarit-malyj-biznes-2

Александр Калинин, президент «Опоры России»:

– Теоретически сейчас тебе могут выписать штраф, а могут предписание. Но если контролёр вышел на проверку и вернулся без штрафа, то начальник тут же его вызовет и обвинит в коррупции. Все говорят: я лучше штраф выпишу и буду жить спокойно.

Мы предлагаем ограничить первую проверку предписанием. Это сразу снимет напряжённость в сфере контроля и надзора. Все будут понимать, что контролёры – не карательные экспедиции по сбору податей, а в каком-то смысле консультанты.

Чиновники нашли способы кошмарить бизнес в рамках закона

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fwww.audit-it.ru%2Fupload%2Fiblock%2F06c%2Fnewsib_160307

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес proxy?url=https%3A%2F%2Fwww.audit-it.ru%2Fupload%2Fiblock%2Fabb%2Fnewsib_160307_min

Принятые по инициативе Дмитрия Медведева законы о защите предпринимателей от произвола чиновников не работают. Малый бизнес продолжает жаловаться на поборы и частые проверки со стороны государства. Это приводит к тому, что люди, потерявшие работу в кризис, боятся начинать свое дело и мечтают о работе на государство.

Уже полтора года прошло с тех пор, как Дмитрий Медведев призвал чиновников «не кошмарить бизнес», но административное давление на предпринимателей практически не изменилось. Так считают участники опроса, проведенного общественной организацией «ОПОРа России», объединяющей малый и средний бизнес.

Внушительное количество респондентов, а именно 71% опрошенных «Опорой» утверждают, что количество проверок за последний год осталось на прежнем уровне. Показательно, что год назад, в марте 2009 г., точно такой же ответ дали 70% предпринимателей.

Пыл чиновников не остыл

Кое-что, конечно, изменилось, но эта динамика не обнадеживает. Как выявило исследование, за последние три месяца количество проверок существенно сократилось всего у 2,9% предпринимателей, а сократилось незначительно — у 9%. В то же время «немного увеличилось» количество проверок за этот период у 11,5% бизнесменов, а у 5,7%- даже «существенно».

Крайне обременительными поборы назвали 4,1% опрошенных. Примерно четверть отмечают разную степень обременительности, а необременительными их считают всего лишь 10% бизнесменов.

Тех бизнесменов, которые считают, что бюрократы умерили свой пыл, стало больше только на 2%. Сейчас таких 12%, а в марте 2009 года было 10%.

Более того: количество мелких предпринимателей, которые утверждают, что не страдают от «поборов» и других неформальных платежей, которые им приходится платить чиновникам, за год только сократилось. Если в марте 2009 г. таких было 68% от общего числа опрошенных, то в марте нынешнего года — 60%.

11% респондентов фиксируют случаи противоправных действий со стороны правоохранительных органов, столько же, сколько и год назад, но в 2 раза больше, чем в ноябре 2009 года (5,8% предпринимателей).

Кроме того, компании по-прежнему указывают на усиление прессинга со стороны налоговых органов. На случаи противоправных действий в отношении со стороны налоговиков, произошедшие за последние три месяца, пожаловались 7,6% компаний. Из них в каждой третьей компании отмечают, что такие случаи стали происходить чаще, а в каждой десятой — «существенно чаще».

Проверяй, но предупреждай

Законом №294 «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» введено ограничение по частоте проведения плановых проверок. С 1 мая прошлого года запрещено проверять организации и предпринимателей чаще, чем раз в три года. Контролирующие органы обязаны составлять план проверок и размещать его на сайте, чтобы все желающие могли с ним ознакомиться. Компанию или предпринимателя должны предупредить о предстоящей проверке не позднее, чем за три рабочих дня до начала контрольного мероприятия.

Поверх прокурорских барьеров

Данные опроса говорят о том, что принятый в прошлом году закон «О защите предпринимателей» не защитил бизнес, делают выводы эксперты. На какое-то время количество проверок сократилось, а потом контролирующие органы научились его обходить.

«Видимо, прописанный в законе „прокурорский барьер“ перестает действовать»,— сказал GZT.RU вице-президент «Опоры» Владислав Корочкин. Он напоминает, что в законе прописан целый ряд возможностей для проведения внеплановой проверки с санкции прокуратуры. По правилам, для этого должны быть веские основания — например, жалобы граждан или решения суда.

Однако для того, чтобы получить санкцию прокуратуры, достаточно просто грамотно заполнить заявку на проведение проверки, обосновав ее, например, угрозой для людей, работающих на предприятии, рассказывает Корочкин. Кроме того, закон дает возможность начать проверку в случае возникновения реальной угрозы, а сообщить о ней уже после ее начала.

Читайте так же:  Топ-10 банков, которые чаще всего выдавали автокредиты в 2019 - 2020 году

«Безусловно, такие возможности у контролирующих органов должны существовать,— допускает Корочкин.— Но даже по отчетам прокуратуры за 2009 г., когда прокуратура отказала проверяющим органам в 50% заявок, можно судить, как много делается необоснованных попыток проверить бизнес».

Едут пожарные, едет милиция

«За последний месяц на меня наехала милиция, а сейчас идет пожарная проверка,— рассказал GZT.ru один из подмосковных предпринимателей, который имеет небольшой бизнес по ремонту и переоборудованию автомобилей (он пожелал остаться неназванным).— Милиционеры пытались доказать, будто я использую труд нелегалов, которых они поймали на соседней территории рядом с моим производством. Шантажировали и угрожали наслать на меня налоговиков. Когда я напомнил правоохранительным органам о том, что проверка должна быть только с санкции прокурора и напомнил о словах президента, они опешили, но для порядка проверили документы, после чего быстро уехали».

Пожарные, в свою очередь, приехали якобы с санкции прокурора, но никаких бумаг бизнесмену не показали. Кроме того, о своем визите они предупредили не бизнесмена, а его арендодателей, которые формально отвечают за пожарную безопасность, но фактически переложили эту обязанность на него. «Я не против их проверок — с пожарной безопасностью у меня на предприятии все нормально, но ведь во время визита они на несколько часов останавливают работу»,— жалуется он.

По словам предпринимателя, это не единственные его проблемы с местными чиновниками. «Гаишники постоянно необоснованно требуют разные бумаги, а налоговая в начале года по ошибке заблокировала счет предприятия. Причем разблокировать я не мог больше месяца, из-за чего я не мог платить рабочим зарплату, получать деньги от заказчиков и платить по счетам. Когда я сказал налоговикам, что буду жаловаться, они стали угрожать внеплановыми проверками. В итоге разблокировать счет мне стоило больших нервов»,— рассказывает бизнесмен о своих злоключениях.

Прокуроры против милиции

В середине апреля Генпрокуратура потребовала прекратить внепроцессуальные милицейские проверки предпринимателей. По данным этого ведомства, милиционеры вплоть до настоящего времени под всевозможными предлогами продолжают вмешиваться в хозяйственную деятельность предпринимателей, осуществляя контрольные мероприятия с превышением предоставленных полномочий. Об этом заявляла официальный представитель Генпрокуратуры Марина Гриднева. Теперь прокурорам и начальникам (министрам) управлений внутренних дел дано указание жестко пресекать незаконные действия сотрудников милиции, которые проводят внепроцессуальные проверки, и принимать меры по устранению этих нарушений, сказала Гриднева.

Милиция нашла новые пути

«В последние годы влияние российской бюрократии выросло, а роль предпринимательства и коммерческих новаторов не просто снизилась, но вовсе маргинализирована,— сказал GZT.RU руководитель Центра проблем взаимодействия бизнеса и власти Павел Толстых. По его словам, безнаказанность, с осознанием которой ведет себя чиновник по отношению к предпринимателю, только выросла.

«Милиция, Роспотребнадзор, прокуратура, пожарные, налоговая инспекция, местные власти — несмотря на новые нормы, влияние и поборы всех этих органов не уменьшились. К примеру, милиция, потеряв возможности делать частые проверки предприятий, стали чаще возбуждать уголовные дела»,— полагает Толстых.

«Выездных проверок налоговиков стало меньше, но есть еще камеральные проверки,— говорит Толстых.— Известно много случаев мнимых доначислений налогов, которые объясняются только тем, что руководители налоговой инспекции теперь стараются доказать свой профессионализм тем, сколько они собирают денег, и с кризисом эта тенденция только усилилась». Толстых уверяет, что у налоговиков есть негласный приказ — собирать с предпринимателей всё больше денег. А если бизнесмен пытается оспорить это в суде, то суды по негласной договоренности становятся на сторону органов власти, рассказывает эксперт.

Судя по опросам студентов, большинство из них хотят быть чиновниками или работать в госорганизациях вроде «Газпрома», и все меньше хотят быть предпринимателями. «Это крайне негативная тенденция, и уже в среднесрочной перспективе она грозит тем, что Россия потеряет конкурентоспособность на рынке,— предупреждает эксперт.— Если профессия предпринимателя сопряжена с чрезмерными рисками и не в моде, это говорит о том, что у страны нет будущего».

Без людей

Нехватка специалистов стала в марте 2010 года проблемой для более чем половины малых и средних предприятий, участвовавших в опросе «Опоры России». «Ситуация на рынке труда стала более напряженной: на сегодняшний день найти подходящие кадры сложнее, чем год назад. Если год назад это было проблемой для трети респондентов, то в этом году с ней столкнулось более половины опрошенных»,— говорится в исследовании.

При этом Росстат сегодня сообщил, что число уволенных работников в марте превысило численность принятых впервые с начала года, увеличившись на 20,6 тыс. человек. По данным ведомства, в марте 2010 года, было принято на работу 430,8 тыс. человек, тогда как выбыло по различным причинам 451,4 тыс. человек.

Для малого бизнеса в благополучных регионах ситуация с рабочей силой с началом восстановления экономики начала ухудшаться, говорит вице-президент ОПОРы Владислав Корочкин. Ведь в крупных компаниях зарплаты, как правило, выше. «Большой бизнес как пылесос высасывает кадры с рынка, и малому бизнесу почти ничего не остается»,— констатирует Корочкин.

А из проблемных регионов население мигрирует очень медленно. «Увольнения с огромных заводов в моногородах, к сожалению, не позволяют нанять освободившихся людей в других местах,— комментирует вице-президент ОПОРы Владислав Корочкин.— Мобильность нашей рабочей силы очень низкая — большинство уволенных остаются на месте».

Изображение - Правоохранителей отвадят «кошмарить» малый бизнес 23423424
Автор статьи: Филипп Соловьев

Здравствуйте! Я Филипп, уже более 12 лет занимаюсь юриспруденцией. Я считаю, что являюсь профессионалом в своей области и хочу подсказать всем посетителям сайта как решать разнообразные задачи. Все материалы для сайта собраны и тщательно переработаны с целью донести как можно доступнее всю нужную информацию. Однако чтобы применить все, описанное на сайте – всегда необходима консультация со специалистами.

Обо мнеОбратная связь
Оцените статью:
Оценка 4.3 проголосовавших: 10

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here